Четверг, 22 февраля 2024, 18:27
Пасмурно -3°

Опросы

Ежегодно 23 февраля отмечается День защитника Отечества. Знаете ли вы, в каком из поселений гарнизон в Великую Отечественную войну реорганизовали в военный аэродром специального назначения?

Загрузка ... Загрузка ...
Цитата дня
— Была воля — никому и не сказал бы о случившемся. Мол, поступок это не совсем героический. Да и огласки не хотел бы. Но так получилось, что об этом случае узнали в школе. С одной стороны, это приятно. А с другой — не очень удобно. Я все-таки человек скромный. И теряюсь от такого внимания, если честно.
— Была воля — никому и не сказал бы о случившемся. Мол, поступок это не совсем героический. Да и огласки не хотел бы. Но так получилось, что об этом случае узнали в школе. С одной стороны, это приятно. А с другой — не очень удобно. Я все-таки человек скромный. И теряюсь от такого внимания, если честно.
кадет школы № 2120 в поселении Московский Александр Москвин. Он помог потушить пожар в дачном поселке.

Ваш папа пропал без вести

Семья Баребиных: мать Надежды, Наталья, с дядей Василием и подругой (слева направо)

Семья Надежды Калиновской из Коммунарки в 1942 году получила первую и последнюю официальную весть об отце Захаре Баребине, который ушел на фронт. Но родные до последнего не верили в гибель близкого человека. Мать Надежды Калиновской ждала мужа до самой смерти, завещав дочери узнать все о его военном пути. Почти 60 лет Надежда Захаровна пыталась найти хоть какую-то информацию. И только в 2015 году узнала военный путь своего отца, который погиб гораздо позже, чем гласила официальная бумага.

Никогда не была писателем

Многие старожилы Коммунарки вспоминают, что из совхоза, который был здесь в прошлом веке, в начале войны забрали большое ополчение. Но почти никто из бойцов в Коммунарку так и не вернулся. А семьи солдат долгие годы оставались в неведении и не представляли, что произошло с их мужьями, сыновьями и братьями.

Но в 2020 году, к 75-летию Великой Победы, вышел «Альбом памяти жителей Коммунарки». Одним из его авторов стала Надежда Калиновская. Ей удалось восстановить военный путь 31 работника местного совхоза.

— Когда я занималась поисками, даже не знала такого слова «волонтер». Но так меня начали называть, когда я ниточка за ниточкой распутывала истории ушедших на фронт, — рассказывает Надежда Захаровна.

Жительница Коммунарки старалась делиться всей найденной информацией с людьми. Находила родственников погибших военных, рассказывала им то, что знает сама. А они передавали ей старые фотографии и документы, которые хранились в семьях.

— Я ведь не писатель, да и становиться им не собиралась, — признается Надежда Захаровна. — Так уж вышло. А началось все с предсмертной просьбы мамы.

Шесть детей Захара

Новости из Кронштадта

Надежде Захаровне было 30 лет, когда не стало ее матери. Всю жизнь она говорила, что дочка Надя — самая умная и дотошная из всей семьи. И эти качества должны были помочь ей не только в самостоятельной жизни, но и в поисках информации об отце.

— Когда мама умирала, она взяла с меня обещание, что я найду папу, — вспоминает Надежда Захаровна. — Меня и саму мучил вопрос, что же с ним случилось. Поэтому я, даже не раздумывая, это обещание дала. Но поиски начала не сразу.

Надежда Захаровна почти 30 лет мучилась, не зная, с чего вообще начинать. Листала старые письма, расспрашивала родственников. Но информации было совсем немного. Отец пропал без вести еще в 1942 году, меньше чем через год после того, как ушел на фронт. По крайней мере, если верить документам.

Толчком к его поискам стало событие, которое, кажется, совсем не связано с историей семьи Надежды Захаровны: возле Кронштадта нашли затонувшее судно времен Второй мировой.

Тогда же двоюродная сестра, которая тоже услышала эту новость, вдруг вспомнила: отец Надежды Калиновской не пропал без вести, а воевал под Ленинградом! Парадокс заключался в том, что сестра женщины не могла ни назвать источник такой информации, ни вспомнить момент, когда услышала это.

— Я в тот же день позвонила в Подольск, в архив. Честно признаюсь, надежд особых не питала, что мне хоть что-то расскажут об этом, — вспоминает Надежда Захаровна. — Так и получилось.

Но женщина не стала сдаваться. Написала в архив снова, попросила дать номер войсковой части тогда еще Краснопахорского района, где, предположительно, мог служить ее отец. Искала любые обрывки информации, лишь бы зацепиться! Однако ответа от сотрудников архива так и не последовало.

После неудачного общения с Подольским архивом Надежда Захаровна отправилась в другой — в Московский областной архив на Большой Юшуньской улице. Там она случайно разговорилась с сотрудником учреждения, который оказался полковником в отставке. История женщины так его поразила, что он вспомнил (!): однажды, перебирая бумаги огромного архива, он читал о ее отце. И после недолгих поисков нашел газетную статью о нем!

Женщина сначала не поверила в свою удачу. Может, ошибка? Просто тезка, всякое бывает! Но, прочитав статью, поняла — нет, не тезка. Это действительно статья о ее папе.

Надежда Калиновская с фотографией отца, Захара Баребина

Бегите! Разбегайтесь как комары

Из архивных материалов стало понятно, что совхоз «Коммунарка» в 40-х годах прошлого века принадлежал НКВД. Там сотрудников особого отдела обеспечивали провиантом и вещами. А некоторые строили на территории Коммунарки дачи и дома.

Из архивных материалов стало понятно, что совхоз «Коммунарка» в 40-х годах прошлого века принадлежал НКВД. Там сотрудников особого отдела обеспечивали провиантом и вещами. А некоторые строили на территории Коммунарки дачи и дома.

Когда началась война, из совхоза начали набирать ополчение. Правда, военных там совсем не было. Только колхозники и крестьяне, которые тяжелее тяпки ничего в руках не держали. И все же набрать отряд мужчин смогли. Правда, отправили их не в Краснопахорскую часть, как считала Надежда Захаровна, а сразу на передовую. Защищать рубежи Москвы, куда уже наступали немцы.

Ополчение, в составе которого на фронт отправился и Захар Баребин, стало частью 33-й армии, которая сражалась под Вязьмой. В итоге солдаты из Коммунарки попали в самую гущу военных событий, в которых и увязли: стали участниками Ржевско-Вяземской наступательной операции. Одной из самых кровопролитных за всю историю Великой Отечественной войны. Почти вся 33-я армия была уничтожена.

Шансов выжить у Захара не было. Он вместе со своим отрядом под Вязьмой попал в окружение, и солдаты уже думали, что все погибнут. Тогда их командир принял непростое, но единственно верное, как ему казалось, решение. Когда отряд выходил из окружения, он отдал свой последний приказ.

— Он сказал бойцам: бегите! Разбегайтесь как комары — кто куда. Это запутает немцев и даст вам шанс выжить, — рассказывает Надежда Захаровна. — Но наказал, чтобы они не домой возвращались, а шли воевать дальше. Мой отец так и поступил.

Прибившись к одному из отрядов Советской армии, он продолжил войну. И в конечном итоге попал в Ленинград — на Волховский фронт.

Надежда Захаровна в 18 лет

Далеко от дома

Уже под Ленинградом Захар воевал два года. Что тогда происходило, известно не так хорошо. Однако в 1943 году боец пропал без вести снова. С того момента уже окончательно.

— В архиве нашли информацию, что пропал он возле станции Синявино. Тогда я поиски приостановила, это был 2010 год. Думала, что больше информации не получится вытащить, — вспоминает жительница Коммунарки.

Во время поисков отца Надежда Захаровна то и дело находила информацию о других ушедших на фронт мужчинах из совхоза. Женщина просто не смогла оставить эти истории. Ведь кто-то мог так же, как и она, всю жизнь искать своих родственников, но быть менее удачливым. Далеко не в каждом архиве работают такие отзывчивые люди, как тот самый полковник в отставке, что нашел статью об отце Надежды Захаровны.

— Так я начала искать семьи тех, о ком прочитала в архиве, — вспоминает Надежда Захаровна. — Если не получалось найти родных, искала соседей, друзей — кого угодно.

Иногда бывало, что сохранились только имена, без фамилий, и пометки «пропал без вести» или «похоронен на Ивановском кладбище». Тогда Надежда Захаровна шла к месту захоронения и искала там нужные могилы. Иногда приходилось бродить по кладбищу целыми днями, чтобы узнать фамилии и даты рождения солдат.

— Тогда я задумалась над тем, что нужно собрать всю возможную информацию о солдатах из Коммунарки, — говорит женщина. — Неправильно это — забывать о тех, кто защищал Родину.

Альбом памяти жителям поселка Коммунарка

Шаг за шагом, ниточка за ниточкой, Надежда Захаровна занималась поисками ополченцев из Коммунарки. Спустя пять лет у нее были полные биографии 31 солдата. И вместе с Советом ветеранов Сосенского женщина издала книгу о считавшихся пропавшими без вести воинах Красной армии из родного совхоза.

Известность пришла к Надежде Захаровне совершенно неожиданно. О ней узнали не только в родном поселении. С ней начали искать встречи внуки и правнуки солдат, о которых женщина писала. Просили прислать книги, рассказать все, что она знает... Но и на этом история не закончилась.

Самый важный в жизни женщины звонок раздался летом 2015 года. Это были поисковики из Санкт-Петербурга: под Кировском они нашли останки отца женщины!

— Я дар речи потеряла! Не могла понять. Просто не могла понять, как так получилось... Получается, что я, младшая дочь, спустя 70 лет нашла отца... — говорит Надежда Захаровна. А по щекам бегут слезы. Женщина до сих пор плачет, вспоминая тот звонок.

Администрация Кировска пригласила Надежду Захаровну на похороны тех, кого нашли в братской могиле. Она не раздумывала ни минуты. Собралась и поехала. Недалеко от станции Синявино солдат и похоронили. А на памятнике среди других выгравировано имя Захара Баребина.

До последнего Надежда Захаровна все же верила, что отец жив. Вспоминала слова матери, которая даже после войны по мужу не плакала: «Плачут по покойникам. А я буду ждать». И даже перед смертью отказывалась верить в смерть мужа. Жаль, что ждать уже давно было некого.

В первые месяцы войны солдаты защищали подступы к Москве

 

В ТЕМУ

Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция проводилась с 8 января по 20 апреля 1942 года. Считается одним из самых кровопролитных сражений Великой Отечественной войны: за четыре месяца боев потери Красной армии составили около 770 000 человек, а противника — около 330 000 солдат и офицеров убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Однако, несмотря на это, окружить и уничтожить ржевско-вяземскую группировку вермахта им не удалось.

Новости партнеров